Выпуск 23

Арка II-2: Возвращение в Ньюполь

Момент шестидесятый: Опоздавший на праздник

“Не надо было ждать этого торговца, лучше бы сам верхом доехал бы.” — подумал Тайрен, вылезая из повозки.

Кажется, он пропустил всё веселье. Город пустовал, на улице практически никого не было. Жизнь как будто остановилась. Не было ни громко кричащих торговцев, ни дерущихся подвыпивших мужиков, ни толп людей снующих туда-сюда между магазинами.

“Где все то?” — когда он был тут в последний раз, город прямо кипел жизнью, а теперь, казалось, что тут никого никогда и не было вовсе.

Получив награду за сопровождение, и немного размяв затёкшую спину, Тайрен направился к площади. Его серая дорожная накидка с вышитым на ней во всю длину мечом, слегка развивалась от дуновений тёплого августовского ветра. Хотя, что в августе, что в феврале, погода в этом мире никак не менялась. Фактически, температура и другие атмосферные явления зависели только от местности, и никак не соотносились с временами года.

Как же странно видеть настолько опустевшие улицы, неужто это всё последствия бурного праздника? На площади вдвоём стояли, знакомые нашему герою, бард и его маленькая дочь. А кроме них только ветер гулял по пустому пространству, гоняя туда-сюда всякий мусор. Мужчина что-то бренчал на своём музыкальном инструменте, а девочка с грустным видом, молча смотрела в землю.

“Что у вас здесь случилось? Сейчас вечер, а на улице ни души.” — обратился Тайрен к одиноко стоявшей паре.

Бард, грустно посмотрев на прервавшего его заунывную игру, с силой ударил по струнам и начал петь.

“Что мне рассказывать тебе,
Всё и так ясно вполне,
Это мир погряз в войне…”

“Слушай, не надо мне тут этого. Давай ты просто объяснишь, что тут происходит.” — ситуация явно не подходила для прослушивания баллады.

“Да не перебивай ты, сейчас всё будет.” — он снова ударил по струнам.

“На город напали в ночи,
И ты хоть кричи, не кричи,
А стражи уже обнажили мечи…”

“На город напали?”

“Да, два дня назад.” — пояснил мужчина, не переставая бить по струнам.

“Тут нежить в город ворвалась,
И кровь людей повсюду полилась,
А смерть сквозь город пронеслась…”

“Нежить? Да тут стены метров десять высотой, и ворота такие, что не всякий таран возьмёт! Нежить? Серьёзно?” — успев повидать здешних мертвяков, Тайрен не понимал как эти хлюпики смогли попасть в эту, казалось бы, неприступную крепость.

“Думаешь, я что, приврал для рифмы? Как бы ни так. Упыри начали вставать прямо на кладбище около церкви! Здесь внутри города! Сломав петлю на одной из дверей врат, им удалось помешать их закрытию, ну и собственно всё. Вход закрыть не смогли, и основные силы снаружи ломанулись внутрь. А стражники… Да они тут годами жопу просиживали. В общем, никто не ожидал подобного.”

Тайрен стоял немного ошарашенный этой историей. Нежить воскресла прямо в городе? Разве городские кладбища не освещают специально для избежания подобных случаев? Что-то тут не сходиться.

“Кроме вас двоих кто-то ещё выжил?”

“Да, нападение удалось отбить. Вновь поднявшихся, собрали и унесли обратно на кладбище. Сейчас церковники копаются в трупах, пытаясь понять, кто с внутреннего кладбища, а кого за стену на внешнее отправить надо. Для раненых организовали госпиталь за внутренней стеной, а недавно почивших оставили пока что семьям, священники то все заняты, хранить некому.”

“Мда… Ясно. А вы тут, что вдвоём стоите? Слушать то ваше песнопение всё равно некому.”

“Как некому? А ты разве не тут?”

Тайрен посмотрел на него как на идиота. Какой смысл ради одного человека стоять на площади весь день?

“Ты б лучше пошёл в госпиталь и там народ подбадривал, а то здесь ты только время тратишь.”

“Да кому нужны мои песни? Мы с дочкой целыми днями на площади стоим, а на вырученные деньги еле сводим концы с концами. И каждая кинутая монетка для нас в радость. А знаешь, сколько я раз по вот этому самому лицу получал, за своё искусство?” — он прервал свою речь, вопросительно посмотрев на собеседника.

“Понятно, не хочешь мучить больных людей своей музыкой. Но не всем же не нравится твоё пение. Я пока тут жил, ни один раз подходил послушать. А вообще, знаешь что, вам надо с дочкой отсюда свалить.” — он снял с плеча сумку, покопался в ней немного и достал оттуда небольшой мешочек — “Держи. Здесь сто серебряных монет.”

Мужчина, пытаясь понять причины такой щедрости, не торопился принимать дар. Глаза девочки же в этот момент просто загорелись от невероятного восторга.

“Тогда, держи ты.” — Тайрен видя ступор мужчины, протянул мешочек его дочери. Та, подставив обе руки, с радостью схватила подарок.

“Папа, смотри!” — в мешочке и правда была целая гора серебра.

“Я даю вам деньги не просто так. У этой девочки отличный голос, просто в этом городе некому оценить её талант. Я хочу, чтобы вы направились в Филермун. Там собираются все творческие люди этого мира. Напишешь для дочери несколько песен, выступите вместе с ней в парочке дешёвых клубов, раскрутитесь, и сможете начать жить как нормальные люди. Этих денег хватит на дорогу и где-то месяц проживания.”

“Я так и не понял, какой тебе от этого толк?”

“Знаешь, когда я попал в этот мир, я решил делать то, что захочу, не думая о последствиях. И сейчас меня не волнует выгода. Я не собираюсь копить деньги, просто для того, чтобы стать богаче. Когда я услышал её голос, мне просто захотелось ей помочь. Так что бери деньги и отправляйся в Филермун. Торговец, с которым я сюда прибыл, отправляется послезавтра с утра. Думаю, за пару серебряных он и вас захватит.”

Единственным, что смог выдавить из себя мужчина после этой тирады, было — “Спасибо.”

“И если ты и дальше не будешь давать дочери показать себя, я найду вас и потребую деньги назад. А если не сможешь отдать, заберу твою дочь в качестве компенсации. Так что ты уж там постарайся.”

 

Момент шестьдесят первый: Кто живой?

“Эрл, ты тут?” — Тайрен вошёл в гостиницу, в которой он провёл свои первые дни в этом мире. Но теперь он не мог её узнать. Столы и стулья в обеденном зале валялись как попало, а барная стойка, вся изрезанная острым оружием, была забрызгана кровью. Хоть трупов нигде не наблюдалось, в этом месте явно прошла жестокая битва.

“Есть кто?” — надеясь найти хоть кого-то живого, он зашёл на кухню. Там, как ни странно, всё выглядело по нормальному, бойня, разразившаяся в зале, не затронула этого места. Из кухни вели две двери, за первой сразу следовала лестница, вероятно ведущая в погреб, а за второй оказалась жилая комната, в которой и удалось найти Эрла.

“Привет.”

“Тайрен?! Ты тут какими судьбами?” — Эрл лежал на кровати. Всё его тело было обмотано бинтами, через которые то там, то тут проступала багровая кровь.

“Слышал, что в конце августа у вас классный праздник организуют, вот решил приехать посмотреть, что тут да как.”

“Ну, как видишь, праздник у нас не удался…”

“Да, мне уже рассказали, что тут произошло. Ты вообще в порядке? Выглядишь каким-то потрёпанным.”

“Ха, да всё нормально. Эти ожившие куски плоти не имели и шанса против меня.”

“А что ты в госпиталь не пошёл? Может хоть нормальную помощь получил бы.”

“Да был я там. Вон с ног до головы всего бинтами обмотали и выкинули. Сказали, что мест для здоровых у них нет.”

“Ну, видать у других дела обстоят ещё хуже.”

“Да, там жуть что твориться. Кто без руки, кто без ноги, только безголовых нет, их сразу на кладбище отправляют.”

Тайрен ухмыльнулся.

“К тому же, дома и стены лечат. Кстати, я заметил, ты мечом обзавёлся.” — на поясе у нашего героя висел длинный, слегка изогнутый меч, рукоять которого немного выступала из-под накидки.

“Достался в подарок. Вроде как, им до этого орудовал какой-то непобедимый воин.”

“Если меч тебе подарил не тот самый воин, то не такой уж он был непобедимый.”

“Хах, ну это просто легенда. К тому же, как знать, может тот мастер меча просто ушёл на покой и передал меч своему приемнику.”

“Он хоть зачарован?”

“Как мне сказали, клинок сделан неким особым способом, и может разрубить даже магическое заклинание. Но, как говориться, всему есть цена, никакое зачарование не может удержаться на этом мече.”

“Разрубить заклинание? Мне кажется, тот, кто дал тебе этот меч, вместе с ним ещё и лапши на уши прилично так навешал. Ты сам то проверял?”

“До сих пор не приходилось сражаться с кем-то, кто пулялся бы в меня магией. Думаю, возможность проверить ещё подвернётся. Да и я не сильно парюсь по поводу его истории или мифических способностей. Достался он мне бесплатно, в руке лежит хорошо, выглядит на поясе стильно, после первой же драки не ломается, а что ещё от меча нужно?.”

“Так-то ты прав. Дарёному коню в зубы не смотрят.”

В разговоре повисла небольшая пауза.

“Я тут кое-что вспомнил. Ты же вроде как знаком с Раулем,  он сейчас в госпитале. В бою за город руку потерял.”

“Рауль сражался? Когда я с ним познакомился он был в такой депрессии, что я думал, что он за оружие до конца жизни не возьмётся.”

“Я сам не видел, но вроде он чуть ли не в первых рядах стоял.”

“Больше похоже, что он хотел с жизнью побыстрее расстаться, чем город защитить.”

“Ну как знать.”

“Ладно, пойду, схожу в госпиталь, всё-таки пока я тут жил, он ни раз мне помог.”

Барда с девочкой на площади больше не наблюдалось. Значит они всё же восприняли слова Тайрена серьёзно, и сейчас готовятся к отправке. А может, пируют в какой-нибудь закусочной на свалившееся на них богатство. Наш герой знал, каково это жить, не имея возможности вырваться из своего экономического и социального статуса, и надеялся, что вложенные средства не пропадут даром. Ведь если он через год снова встретит их на какой-нибудь площади, сражающихся за каждый медяк, это будет самым большим разочарованием.

Перед внутренними воротами стояла пара стражников. На вид, казалось, что они уже пару суток не спали, еле держась на ногах, а их стеклянные глаза смотрели куда-то в пустоту. На проходящего мимо человека, они не обратили совсем никакого внимания. Внутри же, вдоль дороги к замку, не было и места куда ступить. Повсюду лежали израненные граждане города вперемешку с местными солдатами. То там, то тут виднелись люди, подносившие питьё особо беспомощным. В воздухе висел тяжёлый запах крови. Найти кого-то среди этого кровавого поля, было задачкой не из лёгких.

Тайрен огляделся.

“Эрл сказал, что Рауль потерял руку, может так смогу его найти.” — он снял очки, и стал пристально всматриваться во всех покалеченных, безруких людей. Но ничего не увидел. Даже без очков, все эти люди выглядели абсолютно одинаково, одна лишь серая неинтересная масса.

“Кажется, проще будет спросить.” — он одел обратно очки, и подошёл к первому попавшемуся волонтёру.

“Извините, я ищу Рауля, он вроде как руку потерял.”

“Рауль? Он сейчас в основном холле замка. Он же у нас герой, кучу народу спас.”

“Понял, спасибо.”

В этот раз на входе Тайрена остановили, но узнав, что он друг Рауля, стража не задумываясь, его пропустила.

“Думаю, обычно, кого попало в замок не пускают. Видать, обстоятельства сейчас совсем другие.”

В огромном зале лежала пара десятков человек. Всем были организованы нормальные матрасы, а вокруг бегало несколько милых девушек, пытавшихся услужить любым капризам местных больных. Похоже, что здесь собрали самых элитных пострадавших. Не понятно конечно, по какому критерию они были избраны, но их более высокий статус отчётливо наблюдался в повышенном качестве обслуживания.

“Рауль!” — найти нужного человека здесь, уже не составило никакого труда.

Мужчина с перевязанной рукой, до этого момента смотревший мёртвым взглядом в высокий потолок, немного повернулся и прищурился, пытаясь понять, кто к нему обращается.

“Тайрен?”

“Привет. Как ты тут?”

“Я… Жив. А ты что тут забыл?”

“Ты же сам мне рассказывал про праздник в августе. Забыл что ли уже?”

“От боли тяжело думать. Ты же, наверное, уже заметил, что у меня рук поубавилось.”

“Да. А ещё мне сказали, что ты герой, людей спас.”

“Герой… Безрукий герой.”

“Кажется, ты не особо настроен на беседу, отдыхай, я как-нибудь ещё зайду.”

Рауль откинулся на подушку и вновь уставился на потолок. Что бы там не произошло во время атаки нежити, похоже, это подорвало его и так нестабильное психическое состояние. Хотя потерять руку в бою, это всё-таки не мелочи, тут кто угодно в депрессию впадёт.

“А ведь если бы я не ждал того торговца, то приехал бы сюда как раз перед нападением.” — Тайрен корил себя за то, что не поступил так, как хотел сделать изначально. И надо было ему в тот день проверить доску объявлений, перед тем как выезжать. Встал, позавтракал, оседал лошадь, и к вечеру уже приехал бы. А ночью, возможно, смог бы помочь Раулю и не дал бы ему потерять руку. Но история не терпит сослагательного наклонения. Что сделано, то сделано, тут уже ничего не изменишь. Но, даже понимая это, чувство, что он обменял руку своего знакомого на пару серебренников, всё равно продолжало на него давить.

Выходя из замка, и осматривая по дороге раненых людей, Тайрену было жаль, что он не может ничем им помочь. Хотя самих пострадавших ему было совсем не жалко. Ведь эти люди сражались за свой дом. Сражались и победили. Кто-то выжил, кто-то нет, но такова цена победы. Наверняка были и те, кто заперся в своих домах, забаррикадировал двери, и тихо ждал, пока на улице всё не стихнет. Их нельзя винить, страх сильнее людей. Скорее наш герой грустил, что он сам не смог поучаствовать в такой массовой потасовке. Ведь все эти полгода он усердно тренировался. Его навыки владения мечом, и управления собственной ненавистью, поднялись до необычайных высот. Вспоминая прошлого себя, он представлял, как бы справился с теми бандитами на дороге, будь он так же силён как сейчас. Да они бы рта даже открыть не успели, как их тела разделились бы на половинки. А те крысы в хранилище стали бы лёгкой вечерней прогулкой, а не битвой за выживание. Но что было, то было. Теперь он чувствовал себя достаточно сильным, чтобы взяться за любое задание, которое только могла бы предложить гильдия искателей приключений на его ранге.

Вечер. Солнце уже садилось, и длинные тени делали обстановку в импровизированном госпитале ещё более устрашающей. Люди плакали, стонали, кричали от боли. Это место казалось похожим на какой-то филиал ада на земле. Нашему герою было несколько противно смотреть на эти страдания. Не то чтобы его пугали отрубленные конечности или реки крови, скорее, его бесило это соплежуйство, особенно со стороны местных солдат. Если уж вступил в гарнизон, будь готов защищать его до самой смерти, а не разыгрывай из себя больного с парой порезов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *