Выпуск 24

Момент шестьдесят второй: Снова в осаде

Раздался странный бой курантов. Он несколько отличался от того, каким его запомнил Тайрен в прошлый раз. Удары были быстрые, практически без промежутков между собой. Охрана у ворот вдруг встрепенулась, и побежала к большому колесу, которое, как оказалось, служило ручным механизмом для опускания решётки. Приблизившись к колесу, они замерли, как бы в ожидании какой-то команды.

“Что происходит?” – обратился наш герой к явно встревоженным охранникам.

“Спокойно, всё хорошо, здесь все в безопасности.”

“Говоришь так, будто себя хочешь успокоить, а не меня. Что значит этот сигнал?”

“Значит, что за городом был замечен враг. Оставайтесь тут. Как только вернуться стражи с внешней стены, мы опустим решётку. Священники уже освятили её, нежити тут не пройти.”

“Если все солдаты будут внутри, то кто будет сражаться?”

“Эту стену им не преодолеть, дождёмся рассвета, и все мертвяки сами развалятся от солнечного света.”

“А те, кто остался сейчас за воротами? Вы собираетесь их там оставить?”

“Мы делаем, что приказано. Если они не успеют прийти, до того как мы опустим решётку, то останутся снаружи.”

“Мде… Ладно бы местной власти лишь бы свои шкуры сберечь, но и стража туда же. Ладно, счастливо оставаться. Надеюсь вас здесь сожрут.” – с этими словами Тайрен прошёл через арку, выйдя за пределы внутренней стены.

“Ты что делаешь?!” – крикнул ему вслед один из солдат.

“Да пусть идёт, мы за него не в ответе.” – спокойно произнёс второй.

“Да уж, везде люди одинаковые, что в моем мире, что тут. Как вдруг что, так убегают, поджав хвост, как мелкие шавки.” – отвращение к этим бесхребетным существам переполняло его сознание.

“Интересно, жива ли дочка лекаря, или та девушка, что всегда стояла на раздаче булочек. Жив ли тот пекарь, что готовил те самые превосходные булочки? Если и живы, то вторую атаку они не переживут. Без стражи уж точно. И что делать то теперь?” – думал он, пытаясь отвлечься от прошлых мыслей.

Решение пришло само собой. Он будет сражаться. Меч, конечно, не лучшее оружие против скелетов, но сейчас не тот момент, в котором можно выбирать. Фактически тут только два варианта, сидеть за решёткой как последний трус, или сражаться до последней капли крови, и возможно погибнуть как герой, дав местным людям хотя бы призрачный шанс на выживание.

Хотя, подобные мысли были скорее лицемерием, чем реальным желанием защищать невинных. Он просто хотел битвы. Битвы с сильным врагом, ради которого он потратил целых полгода. Изнуряющие тренировки изо дня в день, только подогревали его стремление опробовать полученную силу. Иначе, зачем всё это было? Зачем было так стараться, если после всего этого даже не попытаться сразиться с достойным противником. А что может быть достойнее армии нежити, готовой осадить целый город. Да, это именно то что нужно, и упускать такой шанс Тайрен не собирался. Если он погибнет в этом бою, значит, тренировок было недостаточно. Значит, его оценка своих способностей была слишком завышена. Правда, не видя своего врага, сложно правильно взвесить его силы.

Но всё это не имело значения, чувство приближающейся смертельной битвы, зажигало в нём пламя. Пламя, которое невозможно потушить, не распробовав новое опасное блюдо. Его глаза горели от предвкушения, а сердце потихоньку увеличивало свои обороты, всё больше разгоняя кровь. Да, он жаждал этого. Лёгкая улыбка уже некоторое время не спадала с его лица, а адреналин в венах заставлял всё сильнее ускорять шаг.

Уже пройдя через основные ворота, Тайрен вдруг вспомнил, что такие потери город понёс, из-за сломанной петли на одной из сторон врат. Странно, что единственный вход не был оснащён дополнительной защитой, например той же решёткой, как внутри города. Конечно, сами двери были массивны, и, вероятно, проектировщики понадеялись, что этого будет достаточно. Оно так бы и было, если бы их можно было бы закрыть. Но теперь, когда одна из петель сломана, закрыть можно только одну из сторон, вторую же, без усилий десятка человек даже с места не сдвинешь. Точнее это им не сдвинуть её с места.

Наш герой остановился, оценивающе смотря на здоровенную створку ворот, которая, из-за отсутствия верхней петли, прилично так накренилась в бок.

“Сделаем это!” – он упёрся руками в покосившуюся дверь, сделал несколько быстрых глубоких вдохов, и с силой подался вперёд. Оставшаяся петля громко заскрипела, но всё же выдержала возложенную на неё нагрузку. Вторая же, целая створка двери, хоть и весила не меньше первой, закрылась без особых усилий.

Ещё минут десять после этого, Тайрен никак не мог восстановить дыхание. Двигать объект весом в полтонны по земле, это вам не в боулинге шары катать. Он шёл по направлению к лесу, примерно к тому же месту, где он появился в этом мире. Он выбрал это направление не просто так. Далеко впереди, мелькали какие-то сине-фиолетовые вспышки, хорошо освещая всё вокруг себя в надвигающейся тьме. Даже без очков, эти вспышки сохраняли свой неестественный для этих бескрайних полей цвет. Обратно очки он решил не одевать, и убрал их в сумку, которую он забыл оставить в гостинице. Но она его не тяготила. За время тренировок его тело стало значительно выносливее, чем было изначально. Многочасовые прогулки больше не забирали все его силы без остатка. Теперь, абсолютная тишина этих безлюдных территорий стала для него обыденностью, и в какой-то мере, он даже наслаждался ею. Тишина звучала значительно приятнее, чем гул шумного города.

Как же сильно он изменился с тех пор как попал в новый мир. Раньше, рискнуть своей жизнью или деньгами представлялось как абсолютно невозможные варианты. Даже ради самого себя он не стал бы делать ничего подобного. А теперь, он идёт на встречу своей смерти просто чтобы развлечься. С самого первого дня у него как будто щелкнул некий переключатель в голове, снимающий все прошлые запреты. Слова “жить” и “рисковать” больше не несли в себе разные смыслы, и ощущались как синонимы. И он всё продолжал идти вперёд. А всплески яркого света постепенно становились всё ближе.

“Страшно?” – Дарки мысленно задала вопрос, а затем, тут же материализовалась рядом.

“Не знаю. Наверное.”

“Боишься умереть?”

“Боюсь, что моих сил будет недостаточно, чтобы выжить. Боюсь, что убью их слишком мало, и моя смерть ничего не изменит для этого города.”

“Не бойся, я буду рядом до самого конца.”

“Я знаю. Вообще, умереть в бою не позорно. Станем героями посмертно. Как минимум это будет отличная смерть, всяко лучше, чем загнуться от старости.”

“Черноглазик! Не умирай!” – сзади донёсся женский голос. Тайрен даже немного вздрогнул от неожиданности.

“Давно вы за мной идёте?” – рядом с Фелией шёл ещё и Гровер, красные волосы которого были хорошо различимы даже в сумерках.

“От самых ворот.”

“Вот какими должны быть настоящие ассасины, не то, что та девчонка” – пронеслось в голове у нашего героя.

“Я не собираюсь участвовать в ритуальном суициде, если не собираешься победить, я пойду обратно.” – Гровер был явно не в восторге от философских речей Тайрена.

“Ну, если вы тут, то всё в порядке. Я планировал вынести хотя бы половину их армии, а если поделим на троих, то проблем точно не будет.”

“Я смотрю черноглазик стал увереннее в себе.”

“Конечно, я же не баклуши бил всё это время. Мир, суровая штука, надо быть готовым ко всему.”

“Подсади меня!”

“Что?” – неожиданная просьба блондинки ввела его в ступор.

“Видишь, как там сверкает?! Хочу посмотреть получше!”

“Попроси Гровера, ты же с ним всё это время шла.”

“Лисёнок сегодня какой-то грустный, не хочу его мучить.”

“А меня мучить нормально?!” – внешность Фелии никак не изменилась, она по прежнему выглядела взрослой состоявшейся девушкой, из-за чего Тайрену жутко хотелось её подколоть. – “Ладно, садись, покатаю маленькую девочку.”

Он встал на одно колено, позволив ей забраться к себе на плечи. С трудом поднявшись, он, еле удерживаясь на ногах, произнёс – “Тяжёлая, блин.” – после чего тут же получил от наездницы по голове.

“Ну, знаешь, уж точно не тяжелее тех ворот, что ты закрыл. Гровер ту дверцу, что была с нормальными петлями, то ели сдвинул!”

“Надеюсь обратно её закрыть не забыли?”

“Закрыл, как было.”

“Уау, как светится!” – Фелия от восторга начала елозить на плечах, из-за чего наш герой еле-еле смог удержать равновесие.

“Так ты там увидела что-то дельное или нет?”

“Там какие-то овальные штуки появляются, прям как порталы! ООО, да это и впрямь порталы, из одного только что что-то здоровенное вышло. Какой страшный то!”

“Много их там?”

“Я не знаю. Может тысяча? Или две? Темно, плохо видно.”

“То есть ты хочешь сказать, что их там несчётное количество?”

“Неее, если б было посветлее, я бы посчитала, знаешь, я же не глупая и считать умею.”

“Прям вот так взяла бы и отсчитала быстренько пару тысяч монстров?”

“Ну, это заняло бы какое-то время, но точно посчитала бы!”

“Ладно, слезай, а то у меня сил на бой не останется, если я буду всю дорогу тебя тащить.”

“Так нам не далеко осталось!”

“Слезай, говорю.” – он сел на одно колено.

“Ну и ладно.” – с этими словами она соскочила с плеч.

“Я тебя покатал, а ты ещё и обижаешься? Мол, мало? Больше не буду тебя катать, даже не проси.” – он улыбнулся.

“Не обижайся черноглазик, спасибо тебе, меня раньше никто так не катал.”

“Да-да. Слушайте, у вас же ничего не изменилось? Тут из вас никто случайно в маги не записался, а то надо бы над тактикой подумать.”

Фелия немного задумалась, вдруг в её глазах что-то загорелось, и она выдала – “Точно! Ты же не в курсе! Я же стрелять могу!”

“Магией?”

“Да нет же. Из оружия, пиф-паф.” – она сложила пальцы в пистолет и пару раз выстрелила, издавая соответствующие звуки.

“Что-то не вижу у тебя с собой никакого оружия.” – и тут молниеносная мысль пронеслась в его голове – “Так ты не только оружие ближнего боя создавать можешь?!”

“Конечно! В девушке же должна быть загадка! Вот я и показала тебе в тот раз только нож, но я и не говорила о том, что могу создавать только его.”

“Ну хорошо хоть сейчас рассказала.” – Тайрен перевёл взгляд на молча идущего красноволосого. Его экипировка, с их последней встречи, стала явно лучше. В первую очередь в глаза бросались неравномерно окрашенные багровые клинки, висевшие с левой и правой стороны на поясе. Лук за спиной тоже отличался от предыдущего, конечно в прошлый раз Тайрен особо не всматривался, но отличить палку с натянутой тетивой, от красивого резного творения мастера, он был в состоянии. Ну и, конечно же, одежда больше не выглядела как одеяния неандертальца, теперь всё смотрелось вполне прилично.

“Ты по-прежнему стреляешь из лука и режешь кинжалами?”

“Да.”

“Замечательно. Ну раз магии у нас нет, действуем по старинке. Начинаем с дальних атак, а потом месим их в порошок вблизи. Если окружат, становимся спина к спине и прикрываем друг друга. В глубь их толпы не уходим.”

Синие вспышки становились всё ярче. Звук надвигающейся армии уже отчётливо различался в этой бесконечной тишине безлюдных полей и холмов. Целая стена из живых мертвецов, не торопясь, шагала прямо на наших героев. Среди этой серой массы обычных силуэтов, возвышались иные, монстроподобные существа. Ростом в два, а то и в три человеческих, представляли собой неравномерное скопление биомассы, и выглядели как сильно растолстевшие гиганты. На таком расстоянии не было понятно, насколько опасны эти существа, но то, что их шло не более десятка, сразу говорило об их исключительности.

Тайрен достал меч когда до первых рядов, состоявших из одних лишь скелетов, оставалось не более пары сотен метров. Передняя линия врага уходила на многие сотни метров в обе стороны, и лишь она одна казалась абсолютно непреодолимым препятствием. Дарки всё ещё шла безоружна, но заметив волнение нашего героя, тоже призвала свою косу. К этому моменту у Фелии в руках материализовалось что-то наподобие винтовки. А Гровер даже и не думал о том, чтобы браться за свой лук.

“Мне тут нравиться, давайте остановимся?” – с этими словами, Фелия взяла винтовку в обе руки и поднесла оптический прицел к глазу, всматриваясь в приближающуюся толпу.

Тайрен огляделся. Местность, на первый взгляд, казалась ровной, никаких заметных объектов, которые могли бы помешать бою, вокруг не наблюдалось. – “Давайте.”

“Я же могу уже по ним стрелять?” – не отрывая взгляд от прицела, спросила Фелия.

“На твоё усмотрение. Ты тут стрелок, а не я.” – странно, с чего это Фелия решила спросить у него разрешения.

Раздался выстрел. Но не такой, как наш герой привык слышать при выстреле из крупнокалиберного оружия. Звук скорее был похоже на свист от выпущенной стрелы, как будто только разрезаемый пулей воздух и был единственным источником шума.

“Попала.”

“Стреляй в голову, потеря других конечностей их не остановит.”

“Знаю. И кажется, я только что одним выстрелом сразу парочку убила.”

“Да там такая плотность врагов, что если патрон после первого черепа не остановится, то в кого-нибудь ещё он точно попадёт.”

Ещё один выстрел. А за ним ещё. Каждые две-три секунды вновь и вновь раздавался этот странный свист. А толпа всё приближалась. На место упавших становились новые. Нежить не знает страха, её не напугать потерей нескольких десятков воинов, один упал, другой встал на его место. Удобная для командира армия послушных марионеток, в которой не нужно поддерживать боевой дух, которую не напугать высокотехнологичным оружием, идущая вперёд несмотря ни на что. Выстрелы продолжались, но бесконечная стена нежити даже и не думала редеть.

Тайрен сжал меч покрепче. Страх и яростный азарт предстоящей битвы переплетались в нём воедино, образуя комок крайне странных чувств. Всё или ничего. Именно здесь решится его судьба. Он должен выжить в этом бою. Пути назад уже не существовало, но так было даже лучше. Бежать всё равно некуда, а значит страх не сможет заставить его сделать шаг назад.

Он сжал меч ещё крепче, настолько крепко, что, по обвязанной чёрной верёвкой рукояти, пробежало несколько капель крови. Но он этого не почувствовал. Боли больше не существовало. Только одно единственно желание пылало у него в груди. Выжить. Только это значило здесь и сейчас, и именно эта мысль вытесняла все остальные наплывающие эмоции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *