Выпуск 40

Момент восемьдесят пятый: Странный мужичек

Криво закрытые ставни и толстый слой пыли на мебели придавали дому антураж абсолютной заброшенности. На полу лежал слой грязи вперемешку со щепками, листвой и ещё неизвестно чем. Не похоже, что в этом доме вообще кто-то жил. Прихожая, первая комната, затем вторая – никого. На кухне тоже пусто. Гровер даже начал сомневаться, не обманули ли его. Уже направляясь к выходу, откуда-то послышались странные звуки.

“Под землей?” – Гровер начал всматриваться в пол, пытаясь понять, с какого направления идёт звук.

Поиски привели его обратно во вторую комнату, где пол был засыпан мусором меньше всего. Обнаруженное около ножки кровати непримечательное кольцо оказалось ручкой от люка, ведущего под землю. Маленькая неудобная лестница вывела его в некий проход, стены которого были оббиты уже давно состарившимися досками. В воздухе витал странный запах, а звуки стали значительно громче. Казалось, что кто-то варит суп на максимальном огне, да так, что тот неистово бурлит, в попытках выплеснуться из кастрюли. Короткий туннель закончился большой комнатой, у одной из стен которой стоял длинный стол, забитый всякими склянками и пробирками разнообразных форм и размеров. Невысокий худощавый мужичек бегал с места на место, хватая щипцами то одну колбу, то другую, при этом на ходу разливая их содержимое в другие склянки.

Не желая мешать работе человека, Гровер стоял на месте, осматривая помещение. Кроме стола, в зале находился небольшой настил из высушенной травы, предположительно предназначенный для сна, а также маленький столик со стопкой книг и стул, стоявший подле него. Ещё у комнаты был дополнительный выход, ведущий неизвестно куда. Под столом, рядом с которым работал мужичек, расположилось ещё большее множество склянок, наполненных травами, порошками и жидкостями.

В какой-то момент, мужичек всё же заметил гостя.

“Что стоишь?! Помогай давай!” – он говорил спиной, не на секунду не прекращая работу.

“Как?”

“Да… Мозгами тебя матушка земля обделила. Вон, видишь, колба почти полная, хватай ее, ставь туда пустую, а эту выливай в квадратные формы на том конце стола.”

Гровер немного опешил. Но этот старик был единственной ниточкой к избавлению от непонятной болезни.

“Ты ещё и тормоз что ли? Быстрее!”

Охотник сорвался с места, одним движением схватил пустую колбу и мгновенно подставил её на место переполненной. Следующие минут пятнадцать они уже теперь вдвоем продолжали бегать около стола, переливая содержимое посуды из одной тары в другую. Постепенно комната заполнялась всё большим количеством странных запахов от кипящих на огне неизвестных субстанций. Единственным спасением от концентрированной вони была дыра сантиметров в двадцать диаметром, зиявшая прямо над рабочим столом. Если бы не она, то за это время в комнате вообще бы не осталось нормального воздуха.

Они закончили, и мужичек потушил все три горелки. В итоге у них получилось три подноса с маленькими формочками, наполненными какой-то слегка малиновой жидкостью.

“Хватай поднос, и смотри не разлей. Поможешь мне донести всё до морозилки.”

Гровер послушно взял поднос и пошел следом. Он не знал, что такое морозилка, но спрашивать не стал, понимая, что сейчас он всё увидит. По коридору, который оказался значительно длиннее предыдущего, они пришли в комнату, вход в которую закрывали аж две толстые деревянные двери, стоящие одна за другой. Как и в коридоре и в комнате со столом, новое помещение освещалось с помощью некоего кристалла, сантиметров десять в длину, подвешенного за края с помощью двух цепочек, прямо в центре потолка. На задней стене, слегка поблескивая голубым светом, висел примерно такого же размера другой кристалл. Вся поверхность в метре вокруг него была покрыта белёсым инеем.

“Ставь сюда. И давай дуй за следующим. И только попробуй мне разлей хоть грамм, следующую партию сам готовить будешь!”

Пока Гровер нёс поднос, он задумался, а зачем он это всё делает?

“Ах да, лекарство.” – мысль привела его в чувство, и он быстро водрузил последний поднос на указанное место.

“Отлично.” – мужичек, будучи ростом значительно ниже своего помощника, поднял глаза вверх, рассматривая его – “Ладно. Пошли, поговорим.”

 

Момент восемьдесят шестой: Легенда крови

“Ну и кто ты такой, и зачем пришел?” – они вернулись в основную комнату и мужичек устало упал на единственный стул.

“Гровер. Мне сказали, я смогу узнать здесь про вампиров.” – он слегка облокотился на стол с пробирками.

“Ты там на стол особо не налегай. Синяя жидкость прямо за тобой, прожжет тебе руку до костей за пару секунд.”

Красноволосый резко отпрянул от стола, а мужичек при этом слегка усмехнулся.

“Ну, наверно ты смог бы здесь это узнать, но желания рассказывать, у меня совершенно нету. Приходи завтра.”

Не желая откладывать разговор, Гровер решил сразу выдать свой козырь – “Я пью вампирскую кровь. Уже дважды пил. Я слышал, что она заражена. Первый раз я попробовал её неделю назад, и желание выпить ещё, всё не проходит. Сегодня я попробовал её снова, и…” – он прервался, думая стоит ли рассказывать о том, насколько невероятные ощущения он испытывал от процесса поглощения этой невероятно вкусной жидкости. Но продолжить ему всё равно не дали.

“И тебе показалось, что она стала ещё вкуснее, чем была в первый раз, да?” – мужичек ухмыльнулся.

“Да.” – с некой долей удивления произнёс Гровер.

“Значит, это Сергей тебя сюда послал. Всё с тобой ясно. Не ожидал, конечно, встретить в этом мире человека с иммунитетом к вампирской крови.”

“Иммунитет? Что это?”

“В твоем мире нет такого слова?” – Красноволосый покачал головой – “Ладно, объясню. Иммунитет, это когда ты не восприимчив к какому-то вирусу. Эм, то есть к болезни. Ты же знаешь что такое болезнь?” – увидев кивок в ответ, он продолжил – “Ну так вот, если ты выпьешь кровь вампира, то сам станешь вампиром. У тебя вырастут клыки, значительно уменьшится слой подкожного жира, станешь сильнее, быстрее, будешь лучше видеть, а так же обострятся все твои чувства. Вроде ничего страшного, но всё же тут есть серьезная проблема. Это жажда. Жажда человеческой крови.”

“Но я ведь не пью человеческую кровь.”

“Я же сказал – иммунитет. В нашем мире, у всех людей с невосприимчивостью к вирусу, болезнь проявлялась практически одинаково. Их тело тоже менялось, но не так сильно. А жажда была направлена на своих создателей. Знаешь, у нас даже есть одна легенда, про воина древности, который смог поглотить кровь сотни вампиров, обрёл невероятную силу и полностью избавился от жажды.”

“Тоесть надо убить сто тварей, выпив их кровь, и я излечусь?”

“Эм… Нет, не излечишься. От этой болезни нет лекарства. Вирус навсегда останется в тебе. Твой организм подавляет его, но не до конца. А легенда про воина – всего лишь легенда.”

“Там где я жил, тоже было множество легенд про древних охотников, побеждавших сильнейших тварей. И я уверен, что все эти истории абсолютно правдивы. Если другого варианта нет, я просто буду убивать всех вампиров, и пить их кровь, до момента пока жажда не прекратиться.” – договорив это, Гровер уже собрался покинуть комнату, но мужичек его остановил.

“Стой ты. Легенда может быть и сказка, но всё же она имеет под собой неплохое основание. Я читал несколько статей, в которых говорилось, что в каждом вампире живёт свой собственный штамм вируса. Ну, то есть он немного отличается от одного к другому. Над одним из иммунных даже проводилось исследование. Ему вводили кровь разных вампиров, и с каждой новой дозой, вирус в крови подопытного менялся, эволюционируя в нечто более совершенное, чем был до этого.” – мужичек прервался, посмотрев в глаза красноволосому, который внимательно его слушал – “Так что легенда легендой, а наука не врёт. Есть неплохой шанс, что после какого-то момента, твоя болезнь станет настолько совершенной, что жажда крови больше не будет тебя преследовать. Шанс выздороветь у тебя есть. Не полностью, но всё же. И… Я советую тебе не особо торопиться. Не стоит заваливаться в логово вампиров, вырезая их десятками. Каждое изменение вируса будет приводить к изменению твоего организма. Если ты выпьешь за день десяток разных штаммов, то, есть вероятность, что твое тело не выдержит такой нагрузки, и ты бесславно умрёшь. Я бы советовал убивать не больше одного в день.”

“Слишком медленно. Я не собираюсь оставаться тут так долго.”

Мужичек повернулся к маленькому столику, рядом с которым сидел, и вытащил из-под книг сложенную карту – “Вот. Я пометил три гнезда вампиров. Можешь пойти туда и всех их убить хоть сегодня. В каждом гнезде примерно по двадцать или тридцать вампиров. Может даже больше. Но я гарантирую, что назад ты уже не вернешься, так как, ещё не уничтожив и половину первого гнезда, ты помрёшь от дикой боли, разрывающей твое тело на части.”

Гровер с интересом посмотрел на протянутую ему карту. Закончив изучение маршрутов до гнёзд, он протянул её назад – “Какие у меня варианты?”

“Кровь твоя конечно горяча, но хотя бы мозги у тебя есть. Во-первых, я могу сделать тебе зелье, которое поможет организму быстрее восстановиться после принятие очередной порции крови. Во-вторых, у меня есть пробирки, в которые ты можешь набирать кровь убитых, чтобы выпить её позднее. И в третьих, если хочешь получить от меня зелье и пробирки, тебе придёться на меня поработать.”

“Я могу их купить, у меня есть монеты.” – Гровер начал снимать походный мешок, дабы подтвердить свои слова.

“Деньги – пыль. Их у меня более чем достаточно. А вот помощников у меня нет ни одного. Так что откупиться у тебя не получиться.”

 

Момент восемьдесят седьмой: Охота на вампиров

Прошло уже две недели с тех пор как Гровер начал работать на Шимона, именно так звали старосту деревни охотников на вампиров. Как оказалось, практически единственным источником денежных средств, на которые закупалось снаряжение и оплачивалась работа ополчения, являлась продажа зелий, сваренных старостой. Но никто из местных просто не мог выдержать бешеного ритма работы и обилие острых слов, извергающихся на них ежедневно, а потому алхимик большую часть времени работал один. Но красноволосому охотнику деваться было не куда. Он нуждался в помощи Шимона, иначе процесс выздоровления мог затянуться на очень долгий срок. А время у Гровера было ограничено. На самом деле нет, но он считал иначе. В этом мире он повстречал человека, из-за которого ему даже удалось забыть ненависть к своему отцу. Он больше не думал о том, как превзойти своего родителя, все его мысли были направлены на то, чтобы обогнать своего нового соперника в лице Тайрена. Последняя заварушка около Ньюполя показала, что человек, не имевший до этого никаких выдающихся способностей, за полгода смог достичь огромных высот и сравняться с ним по силе. С тем, кто тренировался с самого детства, охотился изо дня в день на протяжении всей своей жизни. И такой огромный разрыв ему удалось преодолеть за такой короткий срок. И поэтому Гровер торопился. Он хотел избавиться от болезни как можно быстрее и направиться дальше вглубь материка, так как именно там по слухам проживали самые сильные твари. Он и так задержался слишком долго в прошлом городе, восстанавливая силы после той тяжелой битвы с нежитью.

Но Шимон его не отпускал. Или скорее болезнь его не отпускала. Каждое утро, вставая с кровати, Гровер вновь и вновь ощущал жажду. Ту самую необузданную жажду вампирской крови, которая затмевала собой все остальные желания. Не утолив это чувство хотя бы единожды за день, у него начиналась жуткая ломка. Он не мог есть, не мог спать, не мог помогать старосте с зельями. Тело требовало крови. А уйти на восток, набрав с собой прозапас красной жидкости, казалось слишком рискованной затеей.  Как говорил Шимон, вампирам очень сложно выбраться из этого места. Ближайший лес находился на расстоянии где-то в двух днях пешего пути, а этим монстрам очень не нравился солнечный свет. Их зрачки всегда расширены, это дает им хороший обзор в темноте, а вот яркий свет вызывает сильное жжение в глазах. А белая как мел кожа, крайне чувствительна к ультрафиолету, содержащемуся в солнечных лучах. В итоге, если они выйдут из леса, то, скорее всего, умрут по дороге до следующего. Когда Гровер рассказал ему о вампире, убивавшем людей в соседнем городе, Шимон крайне удивился, а затем завис чуть ли не на полчаса, что-то бормоча себе под нос, и рассматривая карту окрестностей.

Староста был алхимиком. И как говаривали жители деревни очень даже неплохим алхимиком. Абсолютно все его зелья без остатка отлично продавались на рынках близлежащих городов. Не удивительно, что этих денег с лихвой хватало на содержание военной мощи деревни. Правда, Шимон не любил этот титул. Ему больше нравилось звание химик, ну или на крайний случай зельевар. Он любил говорить, что занимается наукой, а не магией. Ведь нет ничего магического в том, чтобы зная свойство растения, усилить их и превратить в напиток годный для употребления. Но не только напитки готовил местный мастер. Те малиновые желешки, получившиеся после заморозки, оказались очень мощной приманкой для волков и медведей. Стоило их разломить, повредив затвердевший верхний слой, как выделялся резкий запах, который могли учуять местные хищники на расстоянии в несколько километров. Шимон говорил, что сделал эту приманку из обычных ягод, которые любят употреблять в пищу плотоядные животные. Немного поработав над усилителем запаха, он получил невероятное средство, пригодное для использования любым охотником. Ну, не совсем любым. На вампиров средство не работало, всё-таки ягоды это не то, чем они любят перекусывать в голодное время.

Но Гровер вполне справлялся и без приманки. Первое время ему даже днём удавалось встретить одного или двух вампиров, блуждающих по лесу в надежде подкрепиться хотя бы местным зверьем. А учуяв человеческую кровь, они с радостью неслись в объятья смерти. Странно, что они по-прежнему видели в нём человека. Ведь, по словам Шимона, с каждым выпитым штаммом, вирус в его теле становился всё сильнее и всё дальше отдалял его от человека. Через некоторое время вампиры, кажется, стали замечать смерти сородичей, и перестали выходить на охоту в течение дня. Конечно, гулять ночью по лесу было не самым приятным времяпровождением, но других вариантов не оставалось.

Как показалось красноволосому, сила тварей в ночное время несколько возрасла. И двигались они быстрее, и засады у них получались значительно лучше. Как будто он сражался с совершенно другим видом существ. Но визуально отличий никаких не было. Всё те же клыки, всё та же белёсая кожа, всё те же худые тела и лица. Похоже, сама тьма давала им силы, значительно расширяя их возможности. Но охотнику было плевать, шанса на выживание ночные твари всё равно не имели. Кровь вампиров изменила его. Все имеющиеся у него чувства стали острее. В ночной тишине он за сотню метров мог распознать крадущуюся к нему добычу. Более того, ему даже нравилось играться с ничего не подозревающими монстрами. Делая вид, что ничего не замечает, он слегка сбавлял темп и продолжал идти туда куда шел, подпуская мешок с кровью поближе. А когда до цели оставалось несколько метров, первый нападал на горе-охотника, обезглавливая его и пополняя запасы багровой жидкости.

Один раз Гровер даже решился организовать вылазку в одно из гнёзд этих тварей. Шимон его, конечно, отговаривал, но смертельная опасность бывалого охотника нисколько не пугала. Охотничий азарт пылал в нём ярко как никогда. Слабые одиночки уже не могли утолить его жажду. Жажду хорошей битвы с сильным противником. А потому, вооружившись десятком разнообразных лечебных и смертоносных зелий, которые он приготовил собственноручно, лишь с небольшой помощью мастера, он на рассвете отправился через весь лес, в одно из мест обитания вампиров. Конечно, он не забыл и про пустые пробирки. Аккуратно завернутые в ткань, ценные стекляшки лежали в сумке. В лаборатории, так называл Шимон место, где стоял его стол, нашлось свободных аж двадцать штук, чего должно было хватить на всю добытую кровь. Конечно же, парочку первых монстров Гровер попробует на вкус сразу, ведь хороший день должен начинаться с правильного завтрака.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *