Выпуск 45

Момент девяносто третий: Внутренний мир

И всё-таки, что же делать с этой зверолюдкой? За время своих путешествий, Тайрен довольно неплохо научился контролировать свою ненависть. Не то чтобы он плохо контролировал её раньше, но теперь это взаимодействие перешло на новый уровень. Нынче он мог разжечь огонь внутри себя в любой момент, когда это только могло понадобиться. Нужно лишь мгновение, чтобы погрузиться внутрь себя и раздуть светящиеся угольки. И сразу за этим, разгорающееся черное пламя снимает всю усталость, нивелируя боль и заглушая лишние мысли, а огромный поток энергии насыщает тело своей силой, делая кости прочнее, а мышцы крепче. У этого эффекта правда есть один серьезный недостаток. Когда бой заканчивается, и огонь ненависти гаснет, приходит невероятная по своей силе усталость. Она настолько сильна, что невозможно себе представить ситуацию, чтобы в обычных условиях кто-то смог бы себя довести до такого состояния. Это чувство ощущается никак иначе, как желание просто лечь на землю и сдохнуть прямо тут. Руки не двигаются, ноги не ходят, каждый вздох дается с огромным трудом. Как будто это неистовое пламя просто сжигает все доступные ресурсы. Резервы, резервы резервов, и вообще всё до чего только оно сможет добраться, превращается в чистую энергию, дабы помочь хозяину справиться с трудной ситуацией. После того памятного боя, наш герой не только проспал двое суток, но ещё и похудел разом килограмм на пять. Не понятно, что именно ушло с этим весом – жиры или мышцы, но когда он проснулся, жрать хотелось так, будто он не ел уже пару веков.

Имея такой богатый опыт в самоконтроле, Тайрен надеялся обучить Тиси нескольким приемам, которые, возможно, помогут ей справиться с её собственной “тьмой”. Проблема заключалась ещё в том, что знать что-то это одно, а научить кого-то этому – совсем другое. А когда речь заходит не просто о том, чтобы научить другого владению чем-то материальным, типа меча, а нужно рассказать о том, как познать самого себя и постичь свой духовный мир, и вот тут начинаются ещё большие сложности. Каждый человек уникален и воспринимает мир вокруг себя немного иначе, чем кто-то другой. Если мы видим один и тот же мир по разному, то что уж говорить о мире внутреннем, который сам по себе уникален и неповторим. Но даже если так, этих двоих кое-что всё же объединяет, и этим чем-то являются существа живущие внутри них. Пусть причины появления этих сущностей и разные, но последствия очень даже похожи. И Тайрен и Тиси с раннего возраста старались контролировать то, что жило внутри них. Да, в нашем герое тьма зародилась несколько позднее, но последствия этого были не менее разрушительны. Если бы он в то время не смог совладать сам с собой, то, скорее всего, просто сошел бы с ума от невыносимого желания уничтожить всё живое вокруг. А сейчас от этого чувства уже больше ничего не осталось. Имея силу поквитаться с любым обидчиком, он стал относиться к людям немного проще, да и ненависть раз к разу получает возможность вырваться наружу, разрывая врага в клочья. Плохо только одно, пока Дарки находится в осязаемой форме, часть этой силы остается недоступной, и потому частенько приходится выбирать, иметь ли в напарниках сильного бойца, или же самому использовать эту огромную мощь. Есть ещё вариант, сначала использовать напарницу отдельно, а затем, объединившись, надавать врагу по щам с удвоенной силой. Но само воплощение тоже съедает прорву энергии, а потому, тактику в сложной битве лучше продумывать заранее.

“Тиси, скажи мне…” – он всё-таки решился хотя бы попытаться что-то сделать.

Девушка отвлеклась от окна и перевела взгляд на Тайрена.

“…а как ты тренировалась в контроле духа зверя? Вас же должны были этому обучать в детстве.”

“Я. Сражалась.”

“И всё? Просто сражалась?”

“Я. Сражалась в форме зверя, стараясь не потерять контроль над собой во время боя.”

“А медитацию не пробовала?”

“Медичтоцию?”

“Медитация. Это состояние, в котором ты отрекаешься от внешнего мира, уходя вглубь себя. С помощью нее можно постигнуть самого себя, улучшить контроль над собственным телом, разобраться в собственных мыслях и открыть скрытые внутри способности.”

Тиси повернула голову набок, вопросительно смотря на говорящего.

“Проще говоря, ты сможешь пообщаться как со своим внутренним я, так и с духом лисы. И если вы сможете достигнуть понимания, то сущность внутри тебя больше не будет пытаться захватить твое тело.”

“Я. Могу поговорить с духом зверя?”

“Ты можешь попробовать это сделать.”

“Как?”

“Хорошо, давай попробуем. Слушай, что я говорю, и старайся следовать моим инструкциям. Во-первых, сядь поудобнее и расслабься.” – девушка, немного поелозив по дивану, нашла самую удобную точку и откинулась на спинку – “Теперь закрой глаза и сконцентрируйся на своем дыхании. Дыши медленно и равномерно. Не обращай внимания на всё происходящее вокруг. Просто расслабься и спокойно дыши. Слушай, как бьется твое сердце. Успокой его. Пусть его удары будут неторопливыми, но равномерными. Здесь есть только ты и твое тело. Вокруг пустота. Почувствуй саму себя, убедись, что ты это ты и больше никто. От пальчиков на ногах, до кончиков ушей на голове – всё это принадлежит тебе и никому больше. Попробуй найти то, что мешает тебе стать самой собой. Попробуй найти там, в глубине кого-то ещё. Кого-то, кто не является тобой…”

Уже какое-то время Тиси находилась в прострации. Она больше не ощущала тряски от едущего дилижанса, не чувствовала запахов, проносящихся за окном, не слышала звуков, идущих из леса, и только чей-то голос на периферии сознания всё ещё доносился до неё, с каждой секундой затухая всё сильнее. Ей казалось, что она висит в абсолютно пустом пространстве, где-то посреди великого ничто. Вокруг ничего не было, только она и пустота. Неожиданно для себя, она поняла, что её кожа больше не покрыта рыжим мехом, а её лисьи уши и хвост, к которым она уже так привыкла, куда-то пропали. Здесь она выглядела как человек, которым была когда-то давно. Её собственное родное тело казалось таким легким и чистым, свободным от всего лишнего.

Уже прошел почти час, с тех пор как Тайрен помог зверолюдке уйти в транс. Со стороны казалось, что она просто заснула, но так как её поза совершенно не изменилась с тех пор, можно было предположить, что она всё же медитирует, а не спит.

“Жаль я не могу залезть ей в голову, и посмотреть, что там происходит.”

“Это её путь, и она должна пройти его сама.” – Дарки подняла голову с колен и уселась рядом, наблюдая за застывшей в одной позе Тиси.

“Я понимаю, но как-то боязно за нее. Общение с самим собой это тебе не шутки шутить. Если ей придётся сражаться, и она вдруг проиграет этот бой, то может уже не вернуться. Мысль о том, что я ускорил смерть её сознания не дает мне покоя.”

“Если бы не ты, то не только её сознание, но и её тело погибло бы несколько дней назад. Так что, как по мне, ты вполне вправе распоряжаться её жизнью как тебе вздумается.”

Он вздохнул. Как же его напрягает, когда Дарки озвучивает его собственные потаенные мысли, от которых он со всем усилием старается отмахнуться. Но как бы там ни было, она права. Он спас девушку от неминуемой смерти, одел, накормил, дал новую цель в жизни. С одной стороны, он, конечно, может делать с ней всё, что хочет, а с другой, огромным грузом висит ответственность за жизнь человека. Теперь он отвечает за нее, и если она умрёт, это будет на его совести. А кроме этого, где-то в уголке сознания таилась эгоистичная мысль о том, что ему совершенно не хочется терять помощника, в которого он вложил столько сил, времени и денег. И чем дольше они будут проводить время вместе, тем больше будет становиться вклад, и тем ценнее будут ощущаться инвестиции. Так же как с той девочкой, дочерью барда, в которую он вложил 1 золотой. В нём теплилась надежда, что когда-нибудь он вернётся в Филермун, и встретит там повзрослевшую девочку, выступающую в лучших заведениях города, и естественно сможет насладиться её прекрасным голосом в полной мере.

“Вот жеж блин! Я забыл спросить, как её зовут! Чёрт, потом ищи её свищи по всем музыкальным площадкам города. Эх… Дырявая башка.”

Неожиданно Тиси дёрнулась и резко посмотрела на свою правую руку. Похоже, она не очень понимала, где находится, в страхе осматривая всё вокруг, и принюхиваясь к запахам. Заметив Тайрена, удивленно смотревшего в её сторону, она немного успокоилась, приходя в себя.

“Ну как прошло?”

“Я. Лис. Дух. Страшный.”

“Я ничего не понял. Тиси, это всё ещё ты или нет?” – он прищурился, пытаясь понять, изменилась ли она как-то.

“Я. Это я.”

“Сделай глубокий медленный вдох, и такой же медленный выдох. Что бы там не произошло, оно осталось там. Здесь тебе не о чем беспокоиться.”

Рыжеволосая послушалась и несколько раз медленно и глубоко вдохнула и выдохнула.

“Лучше стало?”

“Да.”

“Рассказывай, что произошло.”

“Лис. Укусил меня. Я. Была в темноте. И я. Выглядела как человек! Я. Даже забыла, как это быть человеком! Потом я. Увидела его. Большой. Страшный. Он. Рычал на меня! Я. Хотела с ним поговорить, как ты сказал. Но он. Не подпускал меня. Когда я. Подошла поближе, пытаясь его погладить. Он. Куснул меня за руку. Было очень больно. И я. Проснулась.”

“Так. Хорошо, что ты всё-таки вернулась. Но в следующий раз будь осторожнее. Не подходи к нему. Попробуй с ним поговорить. И не только говори сама. Я уверен, что дух тоже захочет тебе что-то сказать, послушай его. Тебе не нужно переделывать это дикое существо под себя. Вам нужно прийти к пониманию друг друга. Нельзя заставлять его подчиняться, нужно договориться. Медитируй каждый день, и возможно, однажды, ты проснешься без хвоста и лишних ушей. И после этого никто и в жизни не догадается, что в тебе живёт дух зверя.”

“Я. Постараюсь.”

 

Момент девяносто четвертый: Внеплановая остановка

Шел второй день в дороге. И хоть тот торговец и оказался шибко ушлым и втюхал Тайрену поездку за 600 монет, но хотя бы ни в чем не соврал. Дилижанс был очень даже удобен, а подаваемая еда практически не отличалась от того, что он ел в обычных забегаловках, что собственно не являлось недостатком. Во время остановок на улицу вытаскивалось несколько металлических плиток на ножках. На нижней стороне такой установки располагался крупный магический кристалл, зачарованный на увеличение окружающей его температуры. Так же доставались раскладные столы, на которых и нарезалось все мясо перед жаркой. И как оказалось, повара готовили не для всех. Похоже, кто не был готов заплатить 5 серебра за еду, перебивался сухпайком. Четверо охранников, среди которых было три мужчины и одна женщина, тоже принимали участие в трапезе, так как обычно, в задание по сопровождению входит и оплата еды охраняемой стороной.

Как сказал кучер, на одной из таких остановок, “Гнилой Лес” уже почти закончился, и даже удивительно, что им удалось проехать без каких либо происшествий. По его словам, за одну поездку бывает до четырёх нападений, и то, что им никто не встретился по дороге, даже как-то подозрительно. На его памяти за несколько лет поездок, такого ни разу ещё не случалось, хоть раз да нападали. А с учетом, что до выезда из леса осталось всего ничего, то вряд ли что-то вообще случиться. На окраинах монстры почти не водятся. Именно поэтому они сделали остановку, ведь опасности тут уже нет никакой.

Ох уж эти затяжные переезды между населенными пунктами. Сидишь в повозке, погруженный в свои мысли. Делать абсолютно нечего. По большей части спишь, по меньшей – наблюдаешь за уходящими вдаль деревьями. Слушаешь стук копыт, вдыхаешь ароматы леса. Ощущается некая безмятежность и идиллия. И скука. Голову совсем нечем занять. Только и остается, что спать, да ворон на деревьях считать. Таких крупных ворон, лазающих вертикально по стволу дерева, как заправские альпинисты. Черные, большие, страшные. Хорошо хоть им нет никакого дела до проезжающих мимо людей. Сражаться с быстрыми летающими монстрами как-то совсем не охота.

Резкая остановка отвлекла Тайрена от раздумий. Он высунул голову в окно, пытаясь разглядеть, что происходит впереди.

“Говорят, дерево на дорогу упало.” – кучер ответил до того как ему успели задать вопрос – “Сейчас быстро уберут и снова поедем, не выходите.”

Прошло пять минут. Затем десять. И двадцать минут уже минуло.

“Интересно, в их понимании быстро, это сколько?”

“Хилые там наверно рабочие, может сходишь, покажешь, как на самом деле надо убирать деревья?” – женский голос прозвучал в его голове.

“Чет не шибко охота мне понтоваться перед этими убогими. Пусть сами разбираются. Не будут же они там полдня возиться. А даже если так, всё равно у меня ещё есть время.”

В передней части каравана послышались какие-то звуки.

“Что там происходит?” – Тайрен снова высунул голову из окна.

“Господин, не высовывайтесь, кажется, на нас напали бандиты.”

“Да мы у черта на куличках находимся! Какие тут бандиты?!”

“Не беспокойтесь, наша охрана справится.”

“Ну-ну.” – он уселся обратно на диван – “Те бомжи и собаку с дороги согнать не смогут. Какие уж там бандиты…”

Минут через десять дверь дилижанса неожиданно распахнулась, и какой-то одноглазый мужик направил арбалет на находящихся внутри людей.

“Богатенькие, вылезайте давайте.”

“Мне кажется, ты дверью ошибся, иди, гуляй дальше.” – Тайрен потянулся к двери и силой захлопнул её обратно, в процессе смотря в одинокий недоумевающий глаз.

Мужик на мгновение опешил от такой дерзости, после чего снова дёрнул дверь – “Быстро вылезли из повозки, пока я в вас лишних дыр не наделал.”

“Вот геморрой то.” – наш герой растолкал Тиси, которая как ни в чем не бывало, спала на соседнем диване, переваривая недавний обед. – “Пошли, у нас тут неожиданные приключения вырисовываются.”

Еле продрав глаза, девушка поднялась, и вслед за Тайреном покинула дилижанс. Вдоль всего каравана стояло этак с десяток мужчин, вооруженных как разнообразным оружием ближнего боя, так и арбалетами. Ещё несколько человек осматривали повозки, заглядывая внутрь. Где-то в районе второй телеги собралась уже целая толпа, и туда же вели наших героев. По дороге выяснилась судьба нанятых охранников, трупы двоих валялись истыканные стрелами, а девушка и один из парней, сильно помятые и порезанные, но всё ещё живые, сидели привязанные друг к другу спинами. Жалкое зрелище. Да, но справиться с напавшими из засады, организованными людьми, та ещё задачка. Возможно, Тайрену повезло, что барыга не взял его в охрану, получить неожиданную стрелу, вылетевшую из чащи леса, то ещё удовольствие. Хотя, рассматривая местных разбойников, не ощущалось ни малейшего чувства опасности. Этот одноглазый даже не заметил меч, висевший у “богатенького” пленника на поясе. Когда появится возможность, разобраться с этой толпой не составит особого труда. Единственные, кто могут представлять опасность это стрелки. Увернуться от простой стрелы это одно, а вот увернутся от стрелы, летящей в спину, это совсем другое. А потому, пока их вели к основной группе, он осматривал и запоминал расположение всех возможных врагов.

“Босс, эти двое ехали в карете.”

Немного пожилой мужчина, экипированный в хорошую кожаную броню, с короткими клинками, висящими на поясе, отвлекся от выдачи тяжелых пощечин владельцу каравана, и перевёл взгляд на обозначенную пару.

“Ты шутишь что ли? Где ты откопал этих заморышей? Совсем ослеп уже? Карету с телегой для нищих спутал?”

“Неужто я так плохо одет? Как уже достало, что меня никто даже близко сильным не считает. Ну, они ещё поплатятся за такое пренебрежение противником.” – мысленно пообещал себе Тайрен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *